Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
 Каталог статей
Главная » Статьи » ВЫШИВКА

УКРАШЕНИЕ ТКАНЕЙ ( 2 ЧАСТЬ )


 

 

 

Часть вторая.


    В XVII ВЕКЕ вышивка в виде золотого шитья проникает в Россию различными путями, главным образом через Византию, воспринявшую культуру Востока вообще и в частности его золотошвейное искусство, а также через посредство татар, засевших на Руси на много веков и оставивших очень заметные следы в старинных русских одеждах, тканях и золотом шитье.

 

     В ОРНАМЕНТЕ золотого шитья существует преемственность. Из троекратного зигзага в течение веков возникает меандр, а этрусско-римская волюта делается византийскою травкою и через арабские страны приходит в Россию, где «травка» становится к концу XVII века самым распространенным узором. Постепенно у травки появляются ветви, возникают русские репьи, и выходят травы колесчаты, истельчаты тени, а по-народному - реки.
    РУКОДЕЛИЕ всегда было на Руси любимым занятием, угодным Богу. Угодным настолько, что ради него крестьянская девушка Феврония Муромская, ставшая княгинею, а потом и монахинею, отсрочила срок своей кончины. Легенда гласит, что однажды «в храме Пречистые соборные церкви своими руками шила воздух, покров на святые сосуды, на нем же бе лики святых».
 
Рукоделие всегда было на Руси любимым занятием, угодным Богу. Угодным настолько, что ради него крестьянская девушка Феврония Муромская, ставшая княгинею, а потом и монахинею, отсрочила срок своей кончины. 

   

    В это время бывший супруг Февронии, также инок, князь Петр,присылает к ней вестника, что приблизился час его кончины и ждет он ее, чтоб вместе «отети от тела» Она отвечает: «Пожди - вот дошью воздух во святую церковь». Супруг присылает гонца вторично, говоря, что остается мало время ожидать; присылает в третий раз, со словами, что ожидать уже невозможно; «она же остатошное дело воздуха святого шияше, уже бо единого святого риз еще не дошив, лице же нашив, и преста, и воткне иглу и приверте нитею, ею же пляше, послала к блаженному супругу о преставлении купнем и, помолившеся, преставилась»

    Работать «для Бога», как работали многие неизвестные мастера, можно только, имея перед духовными очами самого Бога, Его святую Церковь. Вот почему до сих пор церковные вышивки представляют во многих случаях предметы истинной художественной работы, в которую вложена душа человека, ее исполнявшего.
     После реформ Петра Первого, который вывел русскую женщину из заточения, вышивки постепенно теряют свое религиозное значение и, переходя в область мифологии и символики, наконец, подвергаются, влиянию романтизма.
    СВЯЩЕННОЕ древо Зороастра с павлинами переходит, по мнению исследователей, в кружева под названием «павы и травы» вместе с двуглавым орлом, взятым из буквы О в рукописях XII и XIII веков. Его вместе с ромбами (народные круги) и восьмиугольной звездой находим и в бисерном шитье. Встречаются в бисерных вышивках и буддийская свастика, символ счастья у восточных народов. Позднее эти формы на бисерных вышивках встречаются не часто. Более обычен цветочный орнамент, в особенности - розы.
    Для вышивок шелком в дворянской России существовало множество разнообразных способов. Шили на руках, в пяльцах по канве, по филе и a fil perdu, когда нити канвы по окончании работы осторожно выдергивались, по канве шили большей частью крестом или полукрестиком, шерстью и шелком. Процветало шитье шелками (иногда синелью), подчас и волосами, по шелку, атласу, бархату.
    В более старых вышивках мы находим отголоски старинных швов. Из более старых укажем шов в клетку, гладью, бархатный, атласный и в узелок.
    НАЧАЛО вышивания по канве и холсту по счету нитей относится, как уже говорилось, к глубокой древности, эта работа всегда составляла одна из самых любимых женских занятий.
    Во второй половине XIX века во Франции была издана книга «Полная энциклопедия дамских изящных рукоделий», написанная Терезой де Дильмон. Она была долгое время в списке 40 самых популярных книг во Франции и вышла тиражом более двух миллионов экземпляров. «Энциклопедия» и ее сокращенные и переработанные самим автором варианты, были переизданы на всех европейских языках и до сих пор в московских букинистических и антикварных магазинах часто встречаются издания этих книг на английском, французском и немецком языках. Тереза де Дильмон основала даже собственное издательство, которое выпускало исключительно ее книги по рукоделиям - энциклопедии и практические руководства по вышивке, кружевоплетению, филе, макраме, вязанию. Очень полулярны были книги знаменитой француженки и в России, где в конце XIX века была издана "Полная энциклопедия" и переработанный редакцией журнала «Вестник Моды» «Курс женских рукоделий».
    Книги по дамским рукоделиям Терезы де Дильмон, в которых собраны практически все виды швов, стежков и приемов работы с кружевами, филе, фриволите, макраме, вязания на спицах и крючком, остаются самыми популярными среди мастериц и по сей день.
    CНАЧАЛА рисунок для вышивок просто изображался контуром на фоне мелкой сетки, которую раскрашивали от руки, а позже стали продавать рисунки с уже расчерченными по квадратикам узорами с обозначением цветов. Они тщательно хранились и передавались от матери к дочери, нередко перерисовывались рукодельницами. Честь «открытия и изобретения» изображения узоров на расчерченной на мелкие клеточки бумаги принадлежит Германии. Именно там впервые были выпущены комплекты раскрашенных узоров для вышивания шерстью и необходимые для данной работы нитки.

Честь «открытия и изобретения» изображения узоров на расчерченной на мелкие клеточки бумаги принадлежит Германии. 

   

Такие комплекты получили название «берлинской вышивки», или «берлинской шерсти». Искусствоведы определяют берлинское шитье как вышивку шерстью по канве или холсту, изображающую пасторальные, религиозные или другие жанровые сцены, пейзажи и цветы. Во второй половине XIX века берлинская вышивка стала применяться для обивки мебели.

    Берлинская вышивка получила в Европе свое распространение как один из немногих видов вышивания, доступный дамам среднего достатка - тем, кого сейчас называют "middle-class women". Большие вещи - гобелены, обивку для комплектов мебели, гардины, покрывала, балдахины для кроватей стали производить на фабриках, что было проще, быстрее и дешевле, и дамам пришлось довольствоваться малыми изделиями - типа жанровых картинок, сумочек, туфелек etc.
    Успех же берлинской вышивки объяснялся не только этими причинами, но и лёгкостью исполнения - благодаря прилагаемым раскрашенным рисункам для канвы - счётным схемам. Тем самым, что так популярны и в наши дни.
    Берлинская шерсть, возникнув как вышивание для дам среднего достатка, вскоре завоевала сердца женщин всех классов общества - от королевы Виктории до простой служанки.
    ПЕРВЫЕ счетные схемы в том виде, в котором мы привыкли их видеть и сегодня, были напечатаны в 1810 году Л.В. Виттихом и сразу стали пользоваться необыкновенным успехом. (Собственно говоря, первые счетные схемы были напечатаны в 1804 или 1805 году в Берлине А. Филипсоном, но при этом его рисунки отмечались плохим качеством и дурным вкусом, что по началу не способствовали их распространению).

    В 1849 году им производилось уже около 14 000 различных рисунков, которые вручную раскрашивались за мизерную плату девушками из бедных семей. Именно благодаря этим картинкам особым спросом стала пользоваться и берлинская ярко окрашенная шерсть. Для вышивок были специально разработаны нитки новых окрасок - ярко-розового, пурпурного, лимонного цветов и цвета фуксии. Эти яркие нитки также сразу привлекли к себе внимание мастериц.

   
 
Первые счетные схемы были напечатаны
в 1804 или 1805 году в Берлине А. Филипсоном.
В 1849 году им производилось уже около 14 000 различных рисунков. 

    Полный расчет схемы рисунка привел к значительному упрощению работы рукодельницы и свел все многообразие стежков по канве к двум - кресту и полукресту.
    Благодаря ярким краскам и вышедшим в первой половине 19 века книгам о природе далеких восточных стран многие из счетных схем берлинской вышивки посвящены - экзотическим птицам - прежде всего, попугаям. Глаза птиц вышивали бисером или стразами. Как правило, сидели попугаи


Гончая. Скачать схему (237kb)    

на ветках цветущих деревьев или среди цветов.
    В Англии времен королевы Виктории, где вышивка берлинской шерстью была, как уже говорилось выше, необыкновенно популярна, придумали свой шов - викторианский бархатный стежок.
    Вышитые бархатными стежками картинки создают эффект тканого бархатного полотна.
    Довольно часто в берлинской вышивке встречаются картины на рыцарские мотивы - в частности, по романам столь любимого в первой половине XIX века сэра Вальтера Скотта. В центре внимания вышивальщиц находятся домашние любимцы - кошки, собаки.

    В викторианской Англии особенно пристальное внимание уделяется королевской семье. Кроме королевского спаниеля, большой популярностью пользовались и другие четвероногие любимцы венценосной четы.

Собачьи и кошачьи
мордочки
было очень модно вышивать на домашних туфлях. 

   

    Так, в 1839 голу Эдвином Лендсиром был выполнен канвовый рисунок, на котором были изображены две любимые собачки королевы Виктории - Ислей и Тилко, - красный попугай ара и два небольших попугайчика.
    Берлинской вышивкой украшали сонетки, обивку мебели, занавески, диванные подушки, скатерти, салфетки, каминные экраны.

    ВО ВТОРОЙ половине XIX века становится популярен «лоскутный стиль» вышивки по канве. Выполненные в этой манере работы представляют собой отдельные элементы, соединенные в виде лоскутков в одно большое панно - как в шахматном порядке, так и произвольно.

    Особенно моден геометрический узор «лоскутного стиля» становится в 1870-е годы, когда в моду входит и просто геометрический узор, вышитый по канве. Многие рукодельницы предпочитали раскрашивать свои рисунки сами, по собственному вкусу подбирая цвета, что придавало их работам неповторимую индивидуальность. Тем не менее, фон почти всех работ берлинской шерстью вышит одним цветом.

   
 
Вышивка по канве и бисером не была
русским изобретением
и пришла к нам из Европы. 

    В конце XIX века в викторианской Англии вошли в моду двухцветные картинки для вышивки, которые быстро распространились по всему миру, в том числе и в России.

Тут надо еще раз напомнить, что вышивка по канве и бисером не была русским изобретением и пришла к нам из Европы.
    Вышивка существовала в России и до начала века, но после 1812 года в наше отечество хлынули разнообразные европейские рисунки и узоры. В.В. Селиванов писал: «19 столетие для России резко обозначилось 1812 годом. До 12 года продолжалась жизнь XVIII века, но в 12 году свершился перелом в общественной жизни...» Свершился он и в «рукодельной» жизни.
    Именно по привозным узорам - и, конечно, по переработанным русским - делались вышивки, дошедшие до наших дней. В каталоге Музея мебели упоминаются разнообразные вышитые предметы, среди них - скатерть круглая шерстяная, вышитая, ручной работы XIX века, вышивка «Охота на кабана» и вышивка «Сцена из средневековья», исполненные шерстью, русской работы, 1830-х годов.
    «В воспоминаниях о былом» Е.А. Сабанеева описывает «приход» в Россию берлинской шерсти. Ее бабушка, Екатерина Алексеевна, «была большая рукодельница; из ее рук выходили замечательно изящные работы». По поводу вышивания шерстями Е.А. Сабанеева слышала от нее следующий рассказ:
    « - Теперь, - говорила бабушка, - берлинская и английская шерсть такая обыкновенная вещь, ею хоть пруд пруди. В мое же время (конец XVIII - начало XIX веков) она была редкостью. Ее употребляли только большие барыни: в высших сферах было доступно вышивать ковры. У нас же в деревне и понятия о том не имели... Гостила я, одно время у Кашкиных в Прысках (из Оптиной пустыни к ним заезжала), и видела у их гувернантки прелестную подушку, вышитую берлинской шерстью; узор-то я перерисовала, и канвы мне подарили, за малым дело оставалось - нет у меня шерсти. Как тут быть?
    Тогда добрые Кондыревы вошли в мое положенье; у них были шленские овцы, так они велели начесать шерсти из душек (это та шерсть, что на груди и под шеей у овец, так называется); эту шерсть вымыли и привезли мне.
У нас Пелагея хорошо и ровно пряла, и вышла мягкая, довольно хорошая шерсть, но белая вся, а узор без теней вышивать нельзя. Что же бы вы думали? - я сама покрасила шерсть, и вышло очень недурно, затем я вышила ковер».
    ВСЕ ВЕЩИ эпохи бидермейера, к которой принадлежит и берлинская шерсть, выполнены в романтической манере.
    Самыми красивыми и символичными мотивами в этих оригинальных работах были следующие:
Ангелы - посланцы Бога на земле, ангелы-хранители.

    Дорожка от Елены Гариповой. Скачать схему (737kb)
Венок - символ дружбы и любви, символ вечности. Венок может быть брачным венком, венком девственности, погребальным венком.
Вишневая ветвь - символ плодородия, здоровья, изобилия и счастья.
Вода - аллегория бессознательного.
Гвоздика - знак любви и страсти. Три гвоздики символизируют также три гвоздя Иисуса.
Груша - символ плодородия, здоровья, изобилия и счастья.
Дерево - символ Мирового древа или райского дерева, древа желаний.
Диадема - символ вечности.
Корзина с цветами - символ дружбы и любви. Часто в ее середину попадает стрела Амура.
Корона на сердце - символ любви, вечности, знак любви к Христу.
Рак - аллегория добродетелей и недостатков. Когда изображается задом наперед, то это означает уход в забвение.
Распятие - символ христианской идеи . Символизирует также земную ось.
Рог изобилия - символ изобилия и плодородия.
Цветы - знак любви и дружбы.
Церковь - напоминание о Боге и о житии Небесном.
Чаша с фруктами - символ изобилия и плодородия
    ВО ВТОРОЙ половине XIX века стали выпускаться печатные, а не раскрашенные вручную рисунки. В России своих - русских - рисунков почти не было, зато большой популярностью, как и во всем мире, пользовалась продукция немецких, австрийских и французских фирм - Б. Бруно, Л.В. Виттиха (Берлин), Мюллера (Вена), Е. Майера (Париж).
    Кстати, именно рисунки часто служили для модных журналов средством привлечения читателей. В последнем номере журнала «Мода» за 1860 год читаем:
    «Заботясь постоянно об усовершенствовании издания, редакция сочла нужным сделать в будущем году некоторые изменения в «Моде», и, между прочим, прилагать для всех подписчиков и дамские и мужские картинки и раскрашенные канвовые узоры Savjou».
    А в одном из предыдущих номеров того же журнала было помещено другое объявление на ту же тему: «Канвовые узоры при нашем журнале будут прилагаться постоянно деланные трафаретом (такие же, как лучшие берлинские), а не дешевые хромолито - графированные».
 
Воровали не только уже напечатанные - готовые - рисунки, но и «авторские права» на них. Издатели были вынуждены ставить свой «копирайт» - знак авторского права. 

   

    Рисунки для вышивания были довольно дороги и передавались по наследству от матери к дочери. С них давали друзьям делать копии.
    «По возвращении из Жарок, - вспоминала Е.А. Сабанеева, - бабушка привозила домой изящные канвовые узоры, выкройки, рецепты для варений, пирожных; это радовало ее».
    Рисунки очень часто подписывались именем их владелицы и представляли такую ценность, что являлись даже предметом воровства.

    В журнале «Мода» за 1860 год на странице 288 помещено такое объявление:

    «Корреспонденция от редакции. В г. Ставрополь г. Протопопову. Ваши претензии переданы в почтамт. Что же касается до вынутого канвового узора, то вы напрасно приняли с почты пакет с поврежденными печатями».
    Воровали не только уже напечатанные - готовые - рисунки, но и «авторские права» на них. Издатели были вынуждены ставить свой «копирайт» - знак авторского права. На издании Н.И. Шапошникова «Новый альбом азбуки и узоров для вышивания по канве», вышедшее в Москве в 1894 году, на каждом листочке стоит предупреждение: «Настоящее издание составляет собственность издателя. За перепечатку оного, согласно ст. 2 прим. 1 Устава Цензуры, виновные будут преследуемы по ст. 1683, 1684, 1685 Уложения о Наказаниях».
    С.А. Давыдова, проводившая исследования женских промыслов в России, писала о канвовых рисунках, которые часто использовались при изготовлении ковров: «Только наиболее зажиточные мастерицы покупали себе узоры и платили за них довольно дорого. Как пример дороговизны рисунков можно указать на следующий факт: одна из очень опытных и

   
   

умелых ковёрщиц Анна Анпилогова в селе Никольском Фатежского уезда Курской губернии сделала два ковра: один гладкий, другой - махровый - оба для Московской выставки в 1882 году. За эти ковры она была награждена серебряной медалью. Приготовляясь к тканью ковров, Анпилогова купила в Курске узор издания Knechtel K° Berlin, представляющий цветы, заплатив за маленький листочек в четвертушку 3 рубля».
 
    СО ВРЕМЕНЕМ, когда мастерицы достаточно овладели техникой и поняли конструкцию канвового и бисерного рисунка, многие рисунки создавались на месте, русскими людьми, и совершенно прониклись духом русского народного творчества. Нередко находим мы в вышивке знакомые элементы старого народного шитья: травчатые узоры; павлинов с распущенными хвостами; геометрический орнамент: ромбы, квадраты, восьмиугольные звезды; свастику - и все это прекрасно уживается рядом с модными тогда орнаментами и эмблемами времен Людовика 14 и Империи. Так, был очень распространен шахматный узор.
     Для желающих вышить понравившуюся картину или гравюру в 1848 году было

выпущено Иваном Герасимовым, учителем практического ткаческого рисования, руководство по перенесению любого рисунка на ткань или канву.
 
    Приведем ниже его сочинение в сокращенном виде:

    «Вышивание по канве составляет любимое занятие для прекрасного пола, потому что женщины в избытке наделены чувством изящного, а канвовое шитье принадлежит к изящным искусствам.
    Всякий живописный предмет, удовлетворительно исполняемый посредством тканья на жаккардовом или переборном станке, канвовым шитьем ислолняется с отличным услехом. Кто не видал картин, в которых так тонко, натурально, живо, верно, отчетливо воспроизведены все даже, так сказать, неуловимые подробности, что забываешься и отдаешь канвовой игле преимущество пред кистью художнической.
    Как лосле этого не сожалеть, что любительницы канвового шитья должны подчиняться вкусу рисовальщиков, занимающихся переводом рисунков на канвовую бумагу, - людей, не только скудно наделенных чувствами изящного, часто даже бездарных, - и отказывать себе в удовольствии исполнять рисунки, выбранные по своему вкусу. Как еще не пожалеть, что любительница канвового шитья, избрав какой-нибудь живописный сюжет, по влечению чувства изящного, или другой причине, принуждена бывает поручить перевести его на канвовую бумагу для того только, чтоб оконтуровать рисунок, потому что у нас нет еще порядочных заведений, в которых занимаются переводом рисунков на канвовую бумагу, а след., нет и художников по этой части. Правда, из-за границы привозятся хорошие канвовые рисунки; к несчастию, они привозятся в небольшом числе экземпляров и продаются высокой ценой, так что едва удовлетворяют требованию богатых и столичных любительниц канвового шитья, между тем как небогатые и обреченные жить в провинциях, особенно любящие проводить время за канвовыми пяльцами, должны довольствоваться самыми незатейливыми и дурно исполненными образцами.
     Считая все это глубоким огорчением для прекрасного пола и вполне его с ним разделяя, мы счастливыми считаем себя, что в рукак наших находится верное средство: совершенно и навсегда иссушить источник такого огорчения женщины.
    Чтоб легче и яснее понять изложение нашего способа, считаем нужным предварительно изложить начала вышивания по канве.
    Перед вами лежит данный рисунок, переведённый на канвовую бумагу. Разбирая его, вы увидите, что бумага предварительно расчерчена или разграфлена была множеством тонких и меньшим количеством утолщенных линий, взаимно друг друга под прямыми углами пересекающих, так что из расположения их образовалось множество малых и известное число больших квадратов. Отношение больших квадратов к малым таково, что один большой заключает в себе десять малых.
    Разбивая затем расположение на такой бумаге живописного сюжета, ясно увидите, что он расположен так, что все контуры и тени его или все разнодольные цветные детали непременно оканчиваются в малых квадратах.
    С другой стороны, в пяльцах ваших натянута редкая ткань, называемая канвою. Разбирая элементы этой ткани, вы ясно увидите, что здесь основные и уточные нити, совершенно соответствуют линиям канвовой бумаги, а образовавшиеся от взаимного пересечения их пустоты или ячейки, представляют собой квадратцы в той; нити цветные соответствуют утолщенным линиям.
     Вышивая по канве, т. е. замещая ячейки нитями шерстяными, шелковыми и проч., вы рисуете, значит, с данного рисунка. И как скоро заместили ячейки нитями таких цветов, которыми закрашены квадратцы канвовой бумаги, то канвовое шитье готово.
    Из краткого изложения начал канвового шитья сами собой проистекают следующие понятия:
    1. весьма просто и легко переводить рисунки на канвовую бумагу. В самом деле, расчертим данный рисунок взаимно пересекающимися под прямыми углами линиями, так чтоб из взаимного пересечения их образовались желаемой величины квардатцы. Увидим, что все контуры и тени более или менее чисто и определенно окончатся в квадратцах. Если теперь взять уже готовую отпечатанную канвовую бумагу и разместить в квадратцах все детали так, как они разместились в расчерченном рисунке, канвовой рисунок готов.
    2. можно вышивать по канве со всякого рисунка, не переводя его на канвовую бумагу. Взяв известный рисунок, расчертите его прямыми взаимно пересекающимися линиями, т. е. на квадратуры . Определив таким образом положение контур и теней и заметив сколько и в каком направлении заняла каждая из них квадратцев, заместите точно в таких же условиях ячейки канвы. Впрочем, мы не намерены рекомендовать этого способа, потому что расчертить рисунок значит изуродовать его. Конечно, изуродовать рисунок простой, дешевый ничего не значит, но как можно сделать это с хорошей, дорогой или заветной картиной!
    Это понятие ведет к следующему: взять металлическую или нитяную сеть и наложить ее на избранный рисунок; тогда тени и контуры рисунка также более или менее отчетливо окончатся в ячейках сети и со снаряженной таким образом картины легко вышивать по канве. Нет надобности указывать на невыгоды этого способа; поспешим к изложению способа самого простого и легко исполнимого, а вместе с тем самого верного.
    Представьте себе, что в руках ваших светлая и прозрачная, как стекло, бумага данного формата, и что бумага эта расчерчена точно так же, как канвовая, с той только разницей, что толстые линии заменены здесь цветными. Наложите эту прозрачную и разграфленную по вашему желанию бумагу на избранный вами живописный сюжет (эстамп простой или иллюминованный, или картину, писанную акварелью или масляными красками), ясно увидите, что все контуры и тени, словом, детали более или менее отчетливо определились, окончившись в квадратцах.
    Следующие чертежи лучше объяснять сказанное нами: А представляет прозрачную бумагу, разграфленную на квадратики; В - цветок, называемый вьюнком и С - на цветок наложена прозрачная разграфленная бумага.



    
<...> Способ этот имеет перед обыкновенными следующие неоспоримые преимущества:
    1) легко исполнять по канве данные рисунки, во всю их величину; 2) легко канвовый рисунок увеличить против образца и 3) легко уменьшить его.»

    ПОСЛЕ сочинения Ивана Герасимова поток писем с различными предложениями по изготовлению рисунка для вышивки в модные журналы от читателей был поистине неиссякаем.
    Так, в журнале, «Мода» за 1860 год читаем:
     «Во всех дамских работах цветы больше всего входят в рисунки. В наше время во всяком искусстве видно близкое подражание природе, фантастических цветов, какие встречались на турецких шалях и китайских материях, теперь вовсе не употребляют в рисунках вышиванья. При таком направлении современного вкуса, нельзя не благодарить парижского ученого Дени, который нашел средство делать оттиски растений для употребления их при вышиванье. Любопытные наставления его заслуживают внимания всех любительниц подобных работ. Вот в чем состоит способ ученого ботаника.
    Если растение несколько водянисто, то его покрывают слегка камедью, а когда оно не принимает воды, в таком случае напитывают маслом, и потом припудривают краскою, истертою в мелкий порошок. Для оттиска употребляется такая бумага, к которой легко пристает краска: жилки и края листиков отпечатываются на ней яснее, чем промежутки. Оттиск, снятый посредством масла, прочнее того, который делается камедью.
    Другой способ так же удобен. Берут листок тонкой бумаги и напитывают его прованским или льняным маслом. Через три или четыре дня коптят его на черном дыму соснового или другого какого-нибудь жирного дерева. Потом кладут на эту бумагу растение, с которого хотят снять оттиск, а сверху накладывают листок белой плотной бумаги и трут его чем-нибудь гладким.
    Когда можно полагать, что листки растения довольно уже напитались копотью, с которою были в соприкосновении, их вынимают и кладут опять между двумя листами белой бумаги. После этого по верхнему листу натирают костяным ножом, ключом или чем-нибудь подобным, и через несколько минут растение ясно отпечатывается на листе бумаги. Посредством этого остроумного открытия любительницы вышиванья могут сами делать очень милые рисунки и составлять по собственному вкусу и фантазии из этих черных листиков букеты, венки и гирлянды. Накалывая эти отдельные узоры, можно переводить их на большой лист и таким образом составлять разнообразные рисунки. Поверяя практически этот простой способ, мы нашли его вполне удовлетворительным.
    При небольшой ловкости и умении, оттиски получаются очень ясные и свежие. В узорах нашего журнала, некоторой части сняты по методу г. Дени, и красота рисунков достаточно говорит о пользе этого любопытного открытия, так важного для успехов вышиванья.
    Один из подписчиков нашего журнала, Н.В. Тверской, в письме, адресованном в редакцию из Аланда, предлагает читательницам новый практически способ для перевода выкроек и узоров с литографированных листов на обыкновенную бумагу. Чтобы снять выкройку или узор по этому способу, должно взять лист простой оберточной бумаги, достаточной величины по размеру рисунка, натереть его сырым или смоченным мылом и посыпать мелкой голландской сажею. После этого, разровняв сажу посредством кисти или смоченной в воде губки, нужно бумагу хорошенько высушить. Само собой разумеется, что подобные листы могут быть приготовлены заранее. Когда нужно снять выкройку или узор, то следует натертый мылом лист слегка намочить сырою губкою и разостлать на столе, потом сверху наложить лист белой бумаги, и на него литографированный рисунок. Обводя костяным ножом или шлифованной костяной иглою по чертам рисунка, получим ясный оттиск на нижней стороне белого листа, подложенного под литографированный узор или выкройку.
    С удовольствием помещая это замечание в нашем журнале, мы считаем долгом заметить, что полученный нами от г. Тверского при письме образцовый рисунок, снятый по этому способу, оказался вполне удовлетворителен. При таком переводе выкроек, литографированный рисунок нисколько не портится, и снимок выходит очень отчетливо».



Источник: http://www.paraskeva.ru/history2.htm
Категория: ВЫШИВКА | Добавил: paraskeva (24.03.2008)
Просмотров: 3436 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Календарь
Категории каталога
ВЫШИВКА [16]
Статьи о различных видах вышивки
РОДНОЕ ПРАВОСЛАВИЕ [14]
Такое знакомое и незнакомое
Форма входа
Приветствую Вас Гость!
Друзья сайта


Православие.Ru


PARASKEVA
Сайт о ручной вышивке
РУКоДЕЛИЕ.by от Журнала 'Ксюша'
Учебно-информационный ресурс по рукоделию


Rambler's Top100


Рукоделие ПЛЮС © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz